История храма

  IMG_1022-k.jpgОдним из самых ярких архитектурных памятников Южнобережья Крыма является храм Архангела Михаила в Алупке. Своеобразное местоположение, выразительный силуэт, архитектурные особенности делали его заметным ориентиром в формировании пространственной среды города. Его история неразрывно связана с самой Алупкой.

Копия Dawe,_Mikhail_VorontsovПервый храм Архангела Михаила в г. Алупке. (1839-1896) на средства М.С. Воронцова  для служащих его имения. Его архитектором был Филипп Фёдорович Эльсон (1793-1867) – российский архитектор, имевший английские этнические корни; образование получил в Санкт-Петербургской императорской академии художеств, которую закончил с отличием. В Крыму он создал великолепные архитектурные произведения в стилистиках классицизма и романтизма.  Храм был освящён только в 31 августа 1841 года во имя св. Архистратига Божия Михаила. Одноэтажное каменное здание храма по периметру окружали колонны. С восточной и западной сторон их было 6 , с северной и южной – по 9.  Своей архитектурой храм напоминал греческий храм Тезея. Иконостас одноярусный. Храм не отапливался, с полом из мраморных плит, без росписей, украшенный иконами; утварью и книгами был снабжён достаточно. Отвода земли при церкви не было. Рядом с храмом на двух деревянных столпах 809 - копиянаходилась колокольня. Храм мог принять 200 прихожан одновременно. Обслуживал район от Алупки до Мшатки (ныне с. Береговое), протяжённостью 30 вёрст (около 32 км), По штату в храме было положено иметь 1 священника и 1 дьячка. Священник располагался в господском каменном доме, а дьячок – в деревянном. Жалование священнику от помещика в год серебром 228 руб. 54 коп. и дьячку – 85 руб. 71 коп., от казны серебром священнику – 70 руб. 56 коп., дьячку – 23 руб. 52 коп.  Из-за обилия грунтовых подземных вод в данной местности пришел в действие так называемый Михайловский оползень, который дал уклон храму.   В конце 1895 – начале 1896 годов на южном берегу Крыма шли сильные дожди, которые привели к подмыву основания храма. Он стал постепенно клониться к югу. Наклон стен храма производил на молящихся ужасающее впечатление. Подвижки усилились. Настоятель обратился за помощью к управляющему Алупкинского имения Кларку, а тот в свою очередь к архитектору Шрейберу, который вёл наблюдение за состоянием храма и возможно создал проект нового деревянного храма. Храм решено было закрыть и разобрать.  В последствии строительный материал был использован для строительства нового храма. Временно для нужд населения спешно был построен молитвенный деревянный дом с одним престолом в честь Архангела Михаила и деревянной колокольней рядом. Церковь, барачной системы, на 200 человек вместимости, и с 16 марта 1896 года в ней стало совершаться богослужение. Временная деревянная церковь, крайне невзрачного вида, естественно вызывала мысль о необходимости построения нового благолепного храма и располагала к сему сердца христолюбивых благотворителей, которыми никогда не оскудевала святая Русь, да и роскошная мечеть с позолоченным минаретом, построенная Воронцовым вместо ветхой, стоявшей на выкупленных им землях, принималась с моря за православные кресты.

История развития Алупки как курорта.  Предпосылки строительства нового храма.

300x193В 70-е годы на землях, прилегающих к Воронцовскому имению и деревне Алупка, стали строиться частновладельческие дачи, которые вплоть до начала ХX века и предоставляли приезжающей публике места для жизни и отдыха.  К концу 80-х годов дачами была застроена обширная территория близ деревни. в которой проживало 274 христиан, и  220 магометан, т.е. всего 494 человека.  Вышедший на рубеже 80-х и 90-х годов путеводитель по Алупке, рекомендовал для жизни несколько дач, среди которых выделял виллу А.П. Погодиной — лучшее здание Алупки с двенадцатью меблированными комнатами.
Вилла была снабжена канализацией, имела отдельную прачечную и кухню. К услугам квартирующих были общий зал, столовая, пианино и «кабинетная музыкальная машина». Люди, ограниченные в средствах, могли снять комнату в деревне, в татарском доме. Этот способ размещения довольно нелестно описывался: «К сожалению, сакли лишены некоторых необходимых удобств и содержатся не особенно опрятно: нечистоты выливаются тут же у балкона, по земляным крышам ночью бегают и визжат крысы».  В 1889 году в Алупке появляется почта, а вскоре и телеграф. Современники отмечают особенности алупкинского приема приезжающих, его подчеркнуто “европейский” характер. Здешние «деревенские» торговцы, — пишет автор путеводителя, — стараются всячески угодить и задобрить покупателя, отпуская ему товар в «городских»25_20130701_1242373201 бумажных мешочках с надписью фирмы и с полной прописью своей личности, печатают прейскуранты, раздают свои визитные карточки, и, конечно, все это делается не в убыток себе. Основной проблемой курортного развития Алупки было то, что ее никак не признавали городом. Несмотря на свою всероссийскую славу, это одно из старейших курортных мест продолжало оставаться деревней, что лишало ее «всякой возможности предпринять и осуществить многие благие начинания», в частности, ее обитатели были освобождены от уплаты сезонного сбора, который играл столь большую роль в развитии Ялты, дачевладельцы не имели права голоса в сельском собрании Алупки и т. д. Местные общественные деятели неоднократно ставили вопрос о наделении Алупки статусом города. В 1899 году Общество благоустройства подало ходатайство о преобразовании административного статуса Алупки, но дело было отложено. Основным камнем преткновения была судьба Воронцовского майората (12% всего пространства алупкинской земли и 20% общей ценности всех недвижимых имуществ).  Алупкинское имение было майоратным со дня смерти Светлейшего Князя С.М. Воронцова и по наследству должно было оставаться только в роду Воронцовых. У Светлейшего Князя Семёна Михайловича детей не было. Поэтому его жена княжна Мария Васильевна Трубецкая имела право только на движимое имущество. Имение досталось Михаилу Андреевичу Шувалову – сыну дочери М.С. Воронцова, Софьи Михайловны, вышедшей замуж за графа Андрея Павловича Шувалова. В архивах 1888 г. читаем: “Высочайше повелено графу Михаилу Андреевичу Шувалову, как наследнику майоратного имения в роде князей Воронцовых, присоединить к своей фамилии титул, герб и фамилию учредителя сего имения, с наименованием: светлейший князь Воронцов, граф Шувалов”. После смерти Михаила Андреевича, с 1 мая 1904 года имением стала владеть его сестра, графиня Елизавета Андреевна Воронцова- Дашкова (1845-1924), статс-дама русских императриц Марии Фёдоровны и Александры Фёдоровны, с 1867 года – жена графа Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова (1837-1916). Энтузиасты изменения статуса Алупки требовали включить имение  в городские границы, без чего новообразованный город просто не смог бы полноценно существовать, но его владельцы не желали идти на это. Дав рождение Алупке как курортной местности, знаменитое имение Воронцовых стало, таким образом, главным препятствием в ее дальнейшем развитии (хотя, возможно, именно благодаря этому обстоятельству сегодня мы имеем возможность любоваться знаменитым Воронцовским парком). С 1882 года имение переживает период упадка, Испытывая нужду в средствах, все это время владельцы Алупки сдавали земли имения в долгосрочную аренду под дачную застройку. Характерно, что вторые после Воронцовых алупкинские землевладельцы – хозяева имения Алупка-Сара князья Трубецкие не только готовы были включить свои земли в состав будущего города, но безвозмездно предоставляли Алупке 200 саженей своей земли под устройство базара. Само имение Трубецких площадью 80.000 кв. саженей было разбито на участки, которые предлагались к продаже под дачную застройку.  Только в 1938 году Алупка получила статус города. В 1898 году местные «интеллигентные домохозяева» основали «Общество благоустройства Алупки как курорта», которое развернуло энергичную деятельность. Комитет общества под начальством местного дачевладельца профессора А.А. Боброва, а затем генерал-майора А.Н. Лемпицкого немало сделал для развития местечка. Газета «Крымский курьер» констатировала: «Алупка за последние 15-20 лет стала неузнаваемой. Из прежней татарской деревни, в которой трудно было найти порядочное помещение, она преобразилась в благоустроенное местечко. Здесь есть прекрасные магазины, почти не уступающие ялтинским, множество красивых дач, построенных большею частью на землях владельцев Алупки, взятой в долгосрочную аренду, причем красотою многие из этих дач могут поспорить с итальянскими виллами». Значительно увеличилось количество новых дач. Для сравнения: с 1896 по 1899 годы в Алупке было возведено 111 новых построек, а в Алуште только 63; в сезон 1899 года в Алупке было 5000 приезжих, в Алуште только 1800. И  при этом в Алупке и Симеизе христианское население увеличилось почти до 830 человек. Деревянный храм, рассчитанный на 200 человек, не вмещал всех желающих. Православные написали в 1899 году письмо к  епископу Таврическому и Симферопольскому  Николаю о необходимости создания нового храма в Алупке взамен разрушенного оползнем. После рассмотрения обращения Духовная консистория разрешила строительство храма.

Строительство нового храма.

Первым председателем церковно-строительного комитета по строительству нового храма в Алупке стал действительный статский советник,  профессор Московского университета Александр Алексеевич Бобров (1850-1904). Стоит несколько подробнее упомянуть об этом выдающемся деятеле.   Александр Алексеевич Бобров родился в Орле в семье губернского секретаря. Его отец Алексей Иванович и мать Анна Ивановна рано закончили свой жизненный путь. Всю заботу о воспитании и содержании Александра и его сестры Антонины взял на себя старший брат Владимир. Несмотря на бедность Александр усердно учился и с отличием закончил гимназию в 1869 году. Увлечение естественными науками определили его выбор. Он поступил на медицинский факультет Московского университета. Старший брат Владимир решил пожертвовать своей карьерой, но помочь Александру получить образование, устроившись писарем  Госдуму в Москве. Студенческие годы Александра Алексеевича проходили в крайней нужде, но трудности и лишения не сломили талантливого юношу. Ещё в студенчеcкие годы он был удостоен золотой медали за работу “Сотрясение мозга и травматическое оцепенение (шок)”. В 1874 году А.А. Бобров с отличием закончил университет. В качестве хирурга участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. На основе полученного на войне опыта защитил докторскую диссертацию и в 1883 году был утверждён доцентом кафедры оперативной хирургии и топографической анатомии. Через два года он получил звание профессора. В 1893 Александр Алексеевич  возглавил принятую от Н.В. Склифосовского факультетскую хирургическую клинику, в которой  служил до конца жизни. Нет такой области в хирургии, где бы не сказался его огромный талант. Он продолжил дело великого русского хирурга Н.И. Пирогова, став крупнейшим топографо-анатомом, экспериментатором и клиницистом. Он работал над проблемой общего и местного обезболивания, применив при операции брюшной полости кокаин. Впервые в мире предложил вливание больным под кожу физиологического раствора поваренной соли, как средства борьбы с падением рефлекторного давления и при шоке, создав при этом специальный аппарат названный его именем. В  его клинике впервые в России стали применять рентгеновские лучи. Впервые применил способ грыжесечения паховых грыж, являлся основоположником  отечественной урологии, хирургии детского возраста. Был новатором применения методов антисептики, в лечении юношеского остеомиелита. Он воспитал плеяду учеников, написал более 60 работ. Его учебник «Руководство по оперативной хирургии и топографической анатомии» издавался неоднократно и стал настольной книгой студентов всех медицинских вузов. В 1883 г. Александр Алексеевич заболел туберкулёзом и стал регулярно приезжать на отдых сначала в Симеиз, а с 1891 года в Алупку. Здесь он на себе ощутил чудодейственное влияние климата в борьбе с туберкулёзом. И у него зародилась идея использовать климат в лечении туберкулёза, к тому же к нему неоднократно обращались за помощью родители, дети которых болели костным туберкулёзом. Так созрела мысль в создании детского костнотуберкулёзного санатория. На своём участке они построили дом, который стал культурным центром в Алупке.  Свою дачу жена Боброва, Екатерина Дмитриевна, завещала под детский сад в Алупке. И воля её была исполнена. Александр Алексеевич Бобров для создания санатория взял в аренду в майорате Воронцовых-Дашковых 1596 кв. саженей на 60 лет с 1902 по 1962 год.  В основу излечения он задумал положить разработанный им консервативный метод лечения по возможности без операций, который основан наряду с ортопедическими мероприятиями, на максимально эффективном использовании местных климатических факторов – воздуха, моря, т.е. круглогодичное пребывание детей на свежем воздухе у самого моря, с применением солнечных ванн, морских купаний и хорошим уходом. Он считал, что этот санаторий должен быть доступен и малоимущим детям.  А.А. Бобров считал, что надо заниматься не только созданием санатория, но и благоустройством всего курорта и строительством храма. Ему и предложили возглавить церковно-строительный комитет по созданию нового храмам в Алупке.

Для строительства храма в общей сложности в различных банках и казначействах на сооружение насчитывалось свыше 60 тысяч рублей. Наиболее деятельными сотрудниками комитета были настоятель Владимир Троепольский и бывший казначей комитета В.И. Сенцов.  За время деятельности сего комитета – до 1904 года было собрано пожертвований 35000 руб. Наиболее значительные пожертвования поступили:-от графини Елизаветы Андреевны Воронцовой-Дашковой – 5000 руб. (обещанные высочайшим утверждённым опекунским управлением над имением графа Шувалова, до вступления графини Елизаветы Андреевны во владение Алупкинским имением по правам наследства); -от Л.В. Дроздовой – 5000 руб.;-от А.А. Боброва – 2000 рублей (из них 1000 р. – на дом для священника);-от П.Л. Голицына – 2000 ( из коих 1000 руб. также на дом священника).

 5 января 1901 года строительная комиссия и духовная консистория, после рассмотрения доводов, дали разрешение на строительство. Имеется указ Духовной консистории на строительство храма от этого числа. 25 июля 1901 года комитет отправил письмо епископу Таврическому и Симферопольскому Николаю о выборе места для строительства храма в районе церковно-приходской школы, 29 августа 1900 года архитекторы Шаповалов и Краснов направили в строительную комиссию соглашение на создание эскизов для строительства храма и просьбу утвердить их у Епархиального начальства. В отзыве они отметили: «Место вполне удовлетворяет своему назначению. Подъезд к церкви может быть сделан с площадки, где ныне находятся развалины старого храма. И кроме того вторая дорога около школы. Относительно желания прихожан проектировать храм с колокольней мы пришли к заключению, что колокольню с куполом строить на месте вблизи оврага с водоносными глинами положительно рекомендовать нельзя по причине громадной стоимости этого сооружения и технических трудностей. При крымской природе более лучше будет сделать  выше самый храм, заменив колокольню звонницей». но для строительства нужно вырыть большую площадку, на которую деньги даёт Ольга Николаевна Смурова в размере 8000 р. Смету и план составили архитекторы Н.П. Краснов и Л.Н Шаповалов. О.Н. Смурова дала 23 июля 1901 письменное свидетельство о том, что она даёт 8000 рублей на земельные работы по устройству площадки под храм и создания подпорной стены над школой.  28 апреля 1902 года консистория за № 46 предложила начать земляные работы по строительству храма с резолюцией его Преосвященства «Бог благословит!». Единственным затруднением к устроению там церкви остаётся нежелание управления майоратным имением уступить это место под церковь». И вот теперь, наконец, разрешение было получено. 18 октября 1902 а №5576 архипастырь постановил утверждённый Строительным Отделением Таврической губернии правления проект по постройки церкви в Алупке. Было предложено Ялтинскому благочинному протоиерею Василию Попову  освидетельствовать и освятить место для постройки храма, а также проводить наблюдение  вместе с комитетом за его строительством. В том же году архитектор  Хрисанф Константинович Васильев, создал проект храма в русском стиле XVI столетия и произвёл расчёт нагрузки храма на местность. 2 октября 1902 года проект был утвержден. Биография Хрисанфа Константиновича Васильева почти неизвестна, хотя он построил немало памятников. Родился он в 1851 году. С 1872 по 1884 год учился во Всероссийской Академии Художеств в Петербурге. В 1882 году Х.К. Васильев создаёт проект железнодорожного вокзала в Баку, переработав первоначальный проект, созданный в мавританском стиле профессором Бруни, архитектором Дриттенпрейсом и другими. В 1883 году вместе со   скульптором С.Н. Лаверецким он создал надгробный памятник Ф.М. Достоевскому в некрополе мастеров искусств  Александро-Невской лавры в С. Петербурге. С его участием открыто два памятника А.С. Пушкину. По проектам Хрисанфа Васильева в Крыму было построено несколько храмов в Перекопе, Гурзуфе и Саках. По всей вероятности архитектор Хрисанф Васильев был очень активным человеком. Он постоянно создавал проекты храмов, участвовал в различных конкурсах. И выиграл конкурс на создание храма в Алупке. В пояснительной записке к проекту каменной церкви в Алупке Васильев отмечал, что место по качеству грунта одно из удачных и надёжных для этого сооружения. При снятии косогора оказалось, что грунт всюду плотный, глинисто-шиферный, с большими монолитными скалами, залегающими на значительную глубину материка. Но из-за разных почв фундамент церкви следует исполнить из бетона толщиной в 1 аршин. Весь фундамент будет сложен из бутового камня на цементном растворе, а под пилоны из гранита горизонтальной кладки, стены церкви будут выложены из местного гаспринского камня на феодосийской гидравлической извести. В низких стенах (над перемычками) и высоких, в центральной купольной части будут в три яруса уложены  железные связи, своды и арки будут бетонные  устойчивость сводов и опорных частей церкви вычислена в прилагаемом расчёте.

17 декабря 1903 года резолюцией Преосвященнейшего Николая был утвержден новый состав церковно-строительного комитета. В него вошли: Тайный советник Дмитрий Поливанов, генерал-майор Александр Лемпицкий, генерал-лейтенант Иван Мальцев, Павел Воскресенский, доктор Виктор Овсянников, доктор Виктор Иванов, Борис Телепчи. Казначей комитета – Василий Сенцов.  26 октября 1903 года, в день памяти Св. вмч. Димитрия Солунского, при большом стечении народа была совершена торжественная закладка храма и он начал строится уже под наблюдением архитектора Оскара Эмильевича Вегенера, который занял место Васильева, отказавшегося строить храм дальше. Оскар Эмильевич Вегенер родился в  1851 году в России, куда приехали его предки из Австрии или Швейцарии. В Крыму он появился в 1890-е годы как помощник петербургского зодчего Максимилиана Месмахера при сооружении дворца Александра III в Массандре. Позже он работал над собственными проектами. Среди них: собственная дача архитектора в Массандре, совершенно великолепная вилла в духе Ренессанса, выстроенная для семьи Г.В. Нечаева в 1902 году на одном из ялтинских холмов, строительство дворца графа Мордвинова в Ялте, а также здание гостиницы «Метрополь» с явными чертами модерна. По проекту О. Э. Вегенера в 1909 году также был выстроен дворец в Мухалатке, на три года раньше, чем в Ливадии. Также Вегенер построил в 1914 году знаменитую дачу Стамболи в Феодосии, корпуса-санатории Александра III в Ялте и другие общественные и религиозные здания. К сожалению, до сих пор остаются неизвестными многие моменты биографии этого несомненно одаренного зодчего, неизвестно, где находятся его чертежи и проекты. Жизнь Оскара Эмильевича оборвалась в конце 1920-х годов при невыясненных обстоятельствах. За время строительства храма сменилось три церковно-строительных комитета. Заканчивал строительство храма действительный статский советник Поливанов Дмитрий Андреевич, который участвовал в строительстве храма Св. Пантелеимона в санатории им. А.А. Боброва. Без активного участия прихожан завершить строительство было невозможно. Они жертвовали деньги на подпорные стены, дороги, купола, иконостас, иконы. Среди жертвователей хочется упомянуть такие фамилии как д.м.н. Борисова Петра Михайловича, докторов Овсянникова и Иванова, генерал-майора Лемпицкого Александра Никаноровича, Телепчи-Бермамбетова Бориса, Смурову Ольгу, Плечко Анну,  Воскресенского Павла, владельца Симеиза генерал-майора Мальцова Ивана Сергеевича, военного министра Милютина Дмитрия Алексеевича, инженера-строителя Соловьёва Якова Петровича, дворянина Голицына Павла Львовича, генерал-майоршу Милютину Наталью Михайловну, построившую дом для священника и многих других. И тем не менее денег не хватило на строительство колокольни и роспись храма. 19 ноября 1903 года профессор Бобров внезапно подает заявление об увольнении от должности председателя комитета. Через год он умирает. Он был похоронен у восточного предела храма-часовни Всех Святых на алупкинском кладбище.20 ноября 1903 новым председателем комитета назначается протоиерей Василий Попов. 2 февраля 1904 года ялтинский мещанин Василий Меценов был освобожден от должности церковного старосты, которую он до настоящего времени занимал, согласно поданному прошению. 16 апреля 1904 года на должность церковного старосты был утвержден мещанин Василий Сенцов. С октября 1904 года каменные работы по храму выполнял подрядчик К.Х. Попандопуло, живущий в собственном доме в Ялте. Он сетовал, что камень поставляют некондиционный и необходимо его приводить в надлежащий вид, а это требует дополнительных затрат и времени.  Он же производил выемку грунта под дренаж под храм.  В 1905 году работы на некоторое время приостановились за отсутствием средств. А 25 февраля 1906 года комитет решил достраивать храм не из керченского, а из инкерманского камня.  Мастер кровельных работ Яков Иванович Штейн покрытие железом главного купола выполнял по рисункам архитектора Вегенера шашкою. Покраску купола суриком и ретуширование выполнял за свой счёт. 28 октября 1905 года протоирей Василий Попов освобождается от обязанностей председателя церковно-строительного комитета. 16 мая 1907 года комитет решал вопрос о передаче дел от подрядчика Константина Харлампиевича Попандопуло, в связи с его болезненным состоянием, к Попандопуло Ивану Кариаковичу ялтинскому мещанину и турецко-подданному  Георгию Харлампиевичу Попандопуло.  После обсуждения комитет согласился утвердить новых подрядчиков.  28 мая 1907 Консистория утвердила новых подрядчиков, о чём сообщил благочинный протоирей А. Терновский. 3 октября 1907 состоялось заседание комитета, на котором решилось, что в 1907 году будут производиться большие работы по устройству желобков для стока из бетона, дверей, окон, отделочных работ, на которые предполагается получить 25-27 тыс. руб. от ее сиятельства графини Елизаветы Андреевны Воронцовой-Дашковой через главноуправляющего имениями ее сиятельства Иосифа  Самуиловича Кричинского. Эти деньги определены по сметам оставленным протоиреем Царенко и некоторыми членами комитета. О покрытии главного купола железом комитет решил просить архитектора Вегенера найти кровельщиков или заключить новый договор за счёт комитета с теми которых предложил подрядчик Попандопуло. Также необходимо выровнять площадку вокруг храма, т.к. во время дождей скапливается вода. Комитет просит ее сиятельство графиню Елизавету Андреевну Воронцову-Дашкову оставить участки рядом с храмом и не продавать их. Также комитет решил пригласить в свой состав тайного советника Дмитрия Андреевича Поливанова,  в качестве председателя и его жену Надежду Николаевну. Дмитрий Андреевич Поливанов построил церковь в своём имении в Новгородской губернии, а также участвовал в строительстве церкви при детском санатории в Алупке. Состоя на высокой должности, он имеет вес в высших кругах С.Петербурга. 9 ноября 1907 года состоялось очередное заседание комитета. В качестве председателя присутствовал уже тайный советник Дмитрий Андреевич Поливанов. Весь комитет проголосовал за нового председателя. Хотелось бы теперь подробнее сказать о новом председателе. Дмитрий Андреевич Поливанов происходил из древнего дворянского татарского рода, с середины XIV века состоявшего на русской службе. По вероисповеданию православный. Отец Андрей Андреевич Поливанов отставной офицер Кексгольмского гренадерского полка, мать Елизавета Ивановна Смирнова. Начал службу в Лейб-Гвардии Гренадерском полку. Окончил курс в Академии Генерального Штаба. Состоял мировым посредником, а затем предводителем дворянства в Волдайском уезде. Пожалован в камер-юнкеры Двора Его Императорского Величества. Дальнейшую службу проходил в МВД. Участвовал в приёме части Бессарабии, присоединённой после Восточной войны 1877-1878 гг. Являлся почётным членом Главного комитета детских приютов ведомства Императрицы Марии Фёдоровны. Первым браком был женат на Софье Дмитриевне Гордеевой (скончалась 20 августа 1894 г.) От первого брака имел двух сыновей. Во второй брак вступил 10 октября 1895 года с Надеждой Ивановной Бухман. Его брат Алексей Андреевич Поливанов был членом Госсовета, известным военным министром. С февраля 1920 перешёл на службу РККА. Вместе с А.А. Брусиловым написал воззвание «Ко всем бывшим офицерам, где бы они не находились идти на службу в РККА». Умер от тифа в 1920 г, похоронен в Александро-Невской Лавре в Петрограде. Его сестра Софья Андреевна закончила с золотой медалью Московский Елизаветинский институт и приняла монашеский постриг, став игуменьей Серафимой Богородицкого Фёдоровского монастыря близ Солигалича. В последствии она оказывала помощь присылая деньги на строительство алупкинского храма. На том же заседании комитет решил, что для оценки выполненных работ по храму следует пригласить архитектора Петрова, а журналы заседаний  представлять на проверку Его Преосвященству. В тот же день В.И. Сенцов сложил с себя обязанности казначея комитета. Вместе с тем Поливанов ознакомился  с документами по строительству храма и сделал вывод, что по смете на строительство запланировано 92 тысячи, из которых уже израсходовано 88 тысяч. В итоге оказалось, что в храме нет ни колокольни,  ни отделки, ни полов. Поливанов делает ряд указаний по проверке  работу. В отсутствии средств – прекратить работы, освободить от должности подрядчика, архитектора. Для расчёта с подрядчиком составить комиссию в составе Померанцева, Лемпицкого, а также включить Вегенера, подрядчика Попандопуло, гражданского инженера С.И. Петрова, строителя Кардимели Василия и 1-2 сведущих рабочих для обмера. Необходимо чтобы Попандопуло представил все счета и документы оплаты, договора, обмеры и сравнить затраты. Заставить исправить за его счёт карнизы и крышу. Просить Императора, графиню Воронцову-Дашкову, об оказании помощи в сборе средств для строительстве храма. Внутри комитета провести реорганизацию. Деньги держать не более 300 руб., выдавать только после утверждения сумм комитетом. Необходимо назначить новым казначеем полковника Миловидова Н.А., в связи с отказом Сенцова. Деньги хранить в кредитных учреждениях, что так же будет давать %. В консистории утвердили увольнение казначея  Сенцова.  Вскоре Оскар Эмильевич Вегенер осмотрел крышу купола и нашёл работы удовлетворительными, но он подчеркнул, что необходимо сделать 4 стока для воды. Архитектор также предложил покрыть железом пояски ниже кокошников, маленькие 4 купола, колокольню, закрыть окна купола щитами. 15 марта 1908 года на очередном заседании комитета председатель Поливанов выступил с подробным докладов о дополнительных переводах средств на строительство. Он сообщил, что графиня Воронцова-Дашкова прислала телеграмму о переводе денег на строительство храма. Также были зачитаны счета поступлений денег: А.М. Маслова – 500 руб., неизвестный – 2000 руб., по сборной книжке – 534 руб.    Д.А. Поливанов, находясь в С. Петербурге за свой счёт заказал большой крест для купола и в Киеве в мастерской А.И. Мурашко 4 малых креста на малые купола по рисункам и шаблонам архитектора Вегенера. По желанию епископа иконостас резной выполнить из тёмного дуба и только для центрального предела. Рисунок, выбранный в Петербурге, находится в Киеве в мастерской Мурашко. Иконы заказаны в С.Петербурге известному художнику А.Е. Петрову в количестве 22, общей стоимостью 1500 руб. Иконостас и иконы будут доставлены в сентябре 1908 года. По поручению председателя Поливанова архитектор Вегенер должен создать рисунки железных решёток на окна и заказать их в слесарном заведении Перфильева в Ялте. В итоге их оказалось около 26 и сделаны они будут к 1 июля. Постоянными служащими назначены: смотрителем мастеров и работ – Кардимели-Василь; десятником в распоряжение архитектора Дмитрий Климентьевич Яковлев; к нему помощником-сторожем Дмитрий Дубовик.  На заседании 20 марта 1908 года решено было работы по созданию железобетонных сводов полов и штукатурке передать инженеру путей сообщения В.Г. Тарасову, а заключение по работам сделать члену комитета генерал-майору Я.П. Семёнову. Также на заседании решался вопрос о полах. Семёнов Я.П. предложил расчёты балочных полов и на железных балках. Инженер Воскресенский предложил двухслойные полы. В итоге остановились на однослойных «Товарищества железо-бетон». Дымоходы в алтаре решили не делать, а отапливать с помощью переносных печей. Бетонные работы начать с 20 июля, штукатурные – немедленно и заключить договор. Борис Телепчи заявил, что жертвует 500 руб. на наружные и следующие двери, созданные по рисункам архитектора Вегенера. Тут же решили двери заказать столярам Ялты, и чтобы на внутренней двери  были устроены стёкла и бронзовые украшения.  На заседании 26 марта 1908 года постановили срочно начать строительство подпорной стены с южной стороны храма. Проект подпорной стены и подсыпки площадки составил Я.П. Семёнов, а выполнение работ поручить технику А.А. Померанцеву, смотрителем – Кардимели-Василь. Кладка должна быть мозаичной.   Для удобства строительства проложить прямую дорогу к храму 12 аршин шириной(около 8,5 метров), сняв часть растений и кипарисов. Померанцев создал профили дороги и стенок.

На заседании 16 апреля 1908 года Поливанов объявил, что большой крест для купола привезли в Алупку. На оплату икон пожертвовали: Д.А. Милютин -300 р., пожертвуют Борисов -150, Телепчи – 150, Медянов -75, Мария Романовна Алафузова -50, С.И. Петров – 50. Также С.И. Петров на свои деньги предложил поставить гончарные трубы для дымоходов: две в западной части для печей и одну – для алтаря. А также по рекомендованному архитектором Вегенером столяру Непомнящему необходимые изделия и вещи в алтарь. За установку, изготовление дубового иконостаса по проекту Вегенера и доставку его в Алупку мастеру Мурашко выписать 2500 руб.  Поливанов предложил фотографические изображения икон и их размещение в иконостасе, а также железные решётки вдоль солеи и хоров.   4 мая 1908 года радостное событие в жизни Алупки – водружение святого креста на куполе храма.

На заседании 11 мая 1908 года председатель Поливанов прочитал полученное им от кабинета Его Величества сообщение следующего содержания: «председателю алупкинского Церковно-Строительно12го комитета Тайному Советнику Д.А. Поливанову: по всеподданнейшему докладу Министра Императорского двора ходатайство Вашего Превосходительства от 3 февраля сего года о пожертвовании от 2800 до 3000 рублей на сооружение 6-ти золотых крестов для строящегося в Алупке православного каменного храма Государь Император Высочайше соизволил повелеть отпустить алупкинскому церковно-строительному комитету на объяснённое назначение 2800 рублей. О таковом Высочайшем повелении, по приказании Генерал-лейтенанта Фридерикса, Кабинет Его Превосходительства имеет честь уведомить Ваше Превосходительство, присовокупляя, что при переводе означенной суммы Обществу Взаимного кредита в г. Ялте для записи в счёт алупкинского церковно-строительного комитета распоряжение сделано».В ответ была послана благодарственная телеграмма от комитета и жителей Алупки. Также были засвидетельствованы пожертвования:- на запрестольный образ Ольга Миляева – 250 руб;- на железную решетку солеи Н.Н. Баулина – 215 руб.

Комитет постановил, что имена пожертвователей на строительство храма должны навсегда быть запечатлены в летописях храма.

Председатель также доложил о сделанных им заказах иконостаса в мастерской А.И. Мурашко и двух молебных киотов с иконами Свт. Николая Чудотворца и Великомученика и целителя Пантелеимона. Иконы заказанные в С.Петербурге будут высылаться по мере их изготовления, а кресты для малых куполов будут доставлены в конце июля 1908 года. Линолеум для полов, стёкла для окон, а также необходимая церковная утварь им будут заказаны также в Петербурге. Железную проволоку для временной ограды храма он закажет в Польше, а все церковные предметы для капитального ремонта будут сданы в Ялту мастеру Григоранти. Поливанов также сделал распоряжение о вызове из Симферополя духовного портного для работ по ризнице. После всех распоряжений председатель заявил, что уезжает в С.Петербург до августа 1908 года. В его отсутствие заместителем председателя назначается Лемпицкий.

Хотелось бы также вкратце сказать о лучшей иконостасной мастерской на юге России в 19 веке, которая являлась мастерской Александра Ивановича Мурашко. Мурашко Александр Иванович  (1842-1910) родился в городе Глухове. Его отец был церковным резчиком и создал мастерскую в Борзне 1827 году. Он унаследовал дело отца. Узнав, что в Киеве собираются построить Владимирский собор, он перевёл мастерскую в Киев. В 1894 году он купил старый дом почти в центре Киева , который полностью перестроил под мастерскую. В этой мастерской и выполнялись заказы по производству иконостасов, икон, крестов, их золочения. Именно у него настаивал создать иконостас и 4 малых креста с позолотою архитектор Вегенер:  «Позолоту крестов малых лучше заказать в Киеве у Мурашко, он обслуживает весь юг России. И позолота держится 20-25 лет». А затем у него же заказали иконостас из тёмного дуба в три яруса. Что касается икон, которые были писаны на цинке в С. Петербурге художником Петровым, то они действительно выполнены художественно, с весьма удачным совмещением тонкого изящества рисунка и требованиями православного церковного стиля. Стоимость иконостаса с иконами составила 4000 рублей. Иконостас был расположен в 3 яруса под средней предалтарной аркой. Всех икон в иконостасе 16. Некоторые иконы изображают небесных покровителей лиц принимавших ближайшее участие в сооружении храма. Так первая справа от царских врат икона во 2-ом ярусе – Св. Димитрия Ростовского, имя которого носит Дмитрий Андреевич Поливанов; первая икона слева – Св. мученицы Надежды, имя коей носит  его супруга. Далее справа икона свт. Алексия, Митрополита Московского, тезоименитого тогдашнему Владыке, Преосвященнейшему Алексию. Также есть ещё иконы Св. праведной Елизаветы, имя коей носит графиня Елизавета Андреевна; Св. Александра Невского и Св. Благоверной княгини Ольги – имена А.А. Боброва и О.А. Исаковой.  Храм имеет 3 входа и 4 алтарную дверь. Размеры храма составляют 11 на 10 саженей (т.е. 23,5 на 21,4 метра). Внутри храм имеет 4 подарочных колонны, которые поддерживают главный купол. Световых окон в храме 8, а в средней части – 6, в алтаре – 5 больших и 5 малых окон. Также имеется несколько крестообразных окон над дверьми, которые застеклены цветными стеклами.

На заседание 6 сентября 1908 года и.о. председателя Лемпицкий доложил, что были выполнены все работы и проложено шоссе. Комитет благодарит  Лемпицкого, благодаря энергичной деятельности и чутким наблюдением которого все работы прошли благополучно и в сроки.  Также всем жертвователям были отправлены телеграммы с известием об установлении 4-х крестов. Выяснилось, что графиня Воронцова-Дашкова перевела вторую часть суммы на достройку храма в размере 10000 рублей. Также были пожертвованы:- взнос за стоимость икон от О.В. Миляевой -250 руб., Н.А. Борисовой – 150 руб., С.И. Петрова – 50 руб.- на колокола от сборов А.Н. Лемпицкого – 75 руб., о. Николая Царенко – 200 руб., а также на храм 10 руб.- также обещание на большой колокол 1500 руб. от Марии Аверкиевны Большаковой и О.В. Миляевой – 500 руб.  На заседании полковник Миловидов отказался от занимаемой им должности казначея и делопроизводителя. Комитет одобрил это решение. Выражена благодарность Ольге Авксентьевне Исаковой, приславшей 500 руб. на великолепные церковные сосуды.Всего на построение храма израсходовано около 125 тысяч рублей. В том числе израсходованы 4700 рублей, выданные комитету в 1905 году из церковных сумм и свыше 5000 рублей специальных сумм на постройку  дома для священника – в 1908 году.

Алтарные части боковых пределов решили не зашивать кипарисовым деревом как предполагалось по проекту, а заштукатурить. Тем самым это будет быстрее и дешевле.  21 июля 1908 года были закончены все бетонные работы.   1 сентября 1908 года в присутствии губернского инженера Геккера проверили состояние полов выполненных инженером Тарасовым. Железобетонные своды пола выдержали большую нагрузку: вместо  150 они выдержали 215 пудов на квадратный  сажень. Вставлять решётки и стёкла решили с 15 сентября 1908 года.

13 ноября 1908 года состоялось последние заседание комитета, на котором председатель Поливанов кратко отчитался о проделанной работе с 1 ноября 1907 года.  Также было доложено о доплате денег в Петербург: – А.Е. Петрову за иконы; – торговому дому Викандер и Ларсон за линолеум;- Северному стекольному обществу за стёкла;- торговому дому Оловянникова за церковные предметы. Если в средствах будет нехватка, то Д.А. Поливанов из своих личных денег согласен доплатить, а потом храм ему возвратит. Также постановили: 1) Образовать при храме церковно-приходское попечительство, которому передать все книги отчётов, принимать пожертвования и вносить в сберкассу Госбанка. 2) Составить отчёт, подписать у епископа Алексия в Симферополе, что вскоре было сделано и подписано 4 ноября 1908 года. 3) Выплатить % архитектору после предоставления им отчёта, а также выплатить 581 рубля мастеру Мурашко в мае 1909 года. 4) Описать оставшиеся материалы и использовать для строительства дома притча. Остаток сумм отдать Поливанову для расчёта с кредиторами. 5) Комитет по строительству храма в связи с окончанием строительства закрыть.

 Торжественное освящение нового храма Преосвященнейшим  Алексием, епископом Таврическим и Симферопольским

Вечером 2 ноябр21 copyя 1908 года о. Николай встречал владыку Алексия (Молчанова), прибывшего в Ялту специально для освящения нового алупкинского храма.  Утром 3 ноября 1908 года Владыка в присутствии Д.И. Поливанова подробно осмотрел новоустроенный храм.    В 18 часов вечера этого же дня состоялось первое всенощное бдение в новом храме, которое возглавил Владыка Алексий.  На следующий день 4 ноября в 8 часов утра было совершено водоосвящение. А в 10 часов утра началось  торжественное освящение нового храма. Церковь была переполнена народом. Присутствовали многие высокопоставленные лица. При входе расположились военнослужащие местных частей. После освящения были прочитаны часы и совершена проскомидия. А затем впервые принесена Бескровная Жертва – совершена божественная литургия. В заупокойной ектенье были молитвенно помянуты почившие лица, которым так или иначе  новый храм обязан своим строением. В конце литургии Владыка произнес проповедь, после которой были возглашены многолетия Государю Императору, Святейшему Синоду, Преосвященному Архипастырю Тавриды, рабу Божию280px-Алексий_(Молчанов) Димитрию и всем благотворителем и украсителем святого храма.  По окончании службы военный оркестр исполнил народный гимн с возглашением «ура!» Государю Императору. В тот же день Его Преосвященством на имя обер-прокурора Святейшего Синода П.П. Извольского была послана следующая телеграмма: «Усердно прошу Ваше Превосходительство доложить Его Величеству Государю Императору, что сегодня освящен новый храм в Алупке. Сооруженные на щедрую лепту царскую золотые кресты, венчающие храмовые главы, как путеводный маяк, осеняют и море, и сушу, услаждают и сердце Матери Церкви, и всех богомольцев и молитвенно взывают и будут, взывать к небу: Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое и выну сохраняй крестом Твоим Царя Христолюбца и державу Его. Верноподданный слуга и богомолец Алексий, Епископ Таврический». Также о радостном событии освящения храма сообщили телеграммой главной жертвовательнице на устроение его графине Елизавете Андреевне Воронцовой-Дашковой, сенатору В.К.Саблеру и другим «благотворителям и благоукрасителям святаго храма сего».

Приход под настоятельством протоиерея Николая Царенко благоденствовал и духовно развивался, готовясь принять скорбь последующих лет.

Одновременно развивалась и сама Алупка. В 1904 г. в Алупке – тогда еще деревне – была устроена сплавная канализация – случай невиданный в России, где канализацию имели редкие города. Улицы Алупки замощались и поливались водой. Был организован вывоз мусора. В 1911 году центральная Воронцовская улица была освещена керосиново-кадильными фонарями (другие улицы освещались просто керосиновыми). В 1911-12 годах инженер Ф.И. Платсонн построил новый водовод, а в 1914 году заработала электростанция, которая подавала электроэнергию в Воронцовский дворец и крупные имения. Центром курортной жизни стало «Общественное собрание» с театральным залом и садом, где к услугам публики были теннис, крикет, кегли, бильярд и читальня. Со временем Алупка обзавелась новомодным видом «увеселения» публики – двумя «электротеатрами», или синематографами.  Некоторые виллы становятся пансионами и гостиницами. Путеводители рекомендовали приезжающим в Алупку два отеля – «Россия (50 номеров) и «Франция» (25 номеров) с комнатами от 2 рублей в сутки. Они же советовали останавливаться в пансионах, которых было свыше двадцати, где приезжающие обеспечивались не только жильем, но и столом. Алупка предлагала также традиционные «меблированные комнаты». Кроме того, в Алупке накануне Первой мировой войны сдавались помещения в полусотне дач (всего в Алупке было более 150 дач). Цены на размещение и питание были несколько выше, чем в среднем по Южному берегу, в силу чего Алупка считалась дорогим аристократическим курортом. Недостатками Алупки как курорта путеводители отмечали слишком маленький пляж, на котором к тому же находилась пристань, из-за чего вода часто бывала грязной, и небольшой выбор развлечений.

 Начало Гражданской войны.    Репрессии.   Закрытие храма

В течении многих лет Советской власти алупкинские прихожане боролись за оставление за ними местного храма. Много раз составлялись договоры между общиной храма и ЦИКом о бесплатном и бессрочном пользовании храма Архангела Михаила и приписных к нему храмов, а затем и последнего места собрания верующих – маленькой коморки,  в которой жил сторож храма. Но один за другим местные власти отнимали последнее и ликвидировали.  В 1922 году приход пережил черные дни изъятия церковных ценностей (ведомости изъятия сохранились).  18 октября 1922 года местная община (29 человек) заключила договор с Райисполкомом о бессрочном и бесплатном пользовании храмом Архангела Михаила и приписными к нему: Всех Святых, Вмч. Пантелеимона и Св. благ. Кн. Александра Невского. В 13 пунктах договора прописывалось об обязанностях общины, о том что на них возлагаются все затраты по этим храмам как: отопление, ремонт, страхование, оплата налогов, долгов, местных обложений и т.д.К 1923 году прихожан храма г.Алупки насчитывалось 449 человек 2 марта 1923 года решением местных властей церкви Вмч. Пантелеимона и Св. благ. Кн. Александра Невского в связи с небезопасностью нахождения в них подлежат ликвидации.  20 августа 1925 года местная община (21 человек) заключила договор с Райисполкомом о бессрочном и бесплатном пользовании храмом Архангела Михаила и храмом-часовней во имя Всех Святых.

В июне и сентябре 1927 года произошли сильные землетрясения по всему южному берегу Крыма. После июньского землетрясения образовались большие обвалы в окрестностях Севастополя, в домах появились трещины, пострадали здания почты и церкви. По сообщениям газет, общая сумма убытков превышала миллион рублей. Но самое сильное случилось в сентябре. Наиболее мощные толчки привели к разрушениям построек прибрежной полосы суши от Алушты до Севастополя. В Алуште были повреждены гостиницы и Генуэзская башня, в Алупке — Воронцовский дворец, мечеть и храм Архангела Михаила. Образовались завалы на шоссе под Ореандой, сильно пострадало село Оползневое, произошли обвалы на горе Кошка. В районе Ялты пострадало 70 % построек, в самом городе были повреждены гостиницы «Россия», «Ялта» и жилые дома. Храм-часовня во имя Всех Святых со временем стал постепенно разрушаться по причине оползня. Землетрясения 1927 года резко ускорили процесс разрушения. И уже в 1928 году у местных прихожан не осталось средств, для ремонта часовни. 11 июня 1928 года решением местных властей храм-часовня во имя Всех Святых была разобрана.
После землетрясения 1927 года храм Архангела Михаила сильно повредился. Вскоре местной правительственной технической комиссией он был обследован и признан  не пригодным для совершения богослужений и закрыт. Дальнейшие богослужения проходили в сторожке с разрешения Ялтинского Административного Отдела. С приходского общества Ялтинское Райфо потребовало уплаты налогов со строений храма, в число которых входят храм, сторожка и церковный дом. Денег на все категорически не хватало. Акт осмотра храма Архангела Михаила от 20.10.1927 архитектором И.К. Гаврюковым и инженером Вертелем: 1) Сквозная трещина в перемычке при главном входе; 2) Оскаливание камней в своде при алтаре; 3) Сквозные трещины во всех оконных перемычках; 4) Сквозные трещины до основания под окном при алтаре; 5) Горизонтальные трещины и раздробление столба при  входе; 6) Здание раскололось на оползне.

В 1929 году районные власти заявили, что колокольный звон – явление неприемлемое, и намеревались изъять все церковные колокола. Ни священник, ни прихожане никак не могли повлиять на решение этого вопроса. Потому староста церкви В.А. Долгов призвал верующих, социальное происхождение которых соответствовало духу времени, подать петицию правительству об оставлении колоколов, ибо, как сказал один из членов церковного совета: «немыслимо, чтобы все наши церковные колокола были переданы на нужды индустриализации». В феврале 1929 года в соответствии с разосланной по стране директивой Л.М.Кагановича местные власти решили ускорить «процесс изживания религиозности» и неустанно донимали общину штрафами, придирками и непомерными налогами. Постановление президиума ВЦИК от 8 апреля 1929 года «О религиозных объединениях» окончательно позволило закрыть храм. Здание Архангело-Михайловской церкви было признано ветхим, грозящим обвалиться, а верующим было предложено произвести ремонт (который должен был обойтись в 25000 рублей) или прекратить богослужения вообще. Прихожане, собравшись после вечернего богослужения в церковной сторожке, решили собрать необходимую сумму. Для этой цели было организовано сестричество, в которое вошел весь приход. «Все сестры, – рассказывала Анисья Петровна Крючкова, – были распределены по районам, и ежемесячно каждая сестра обходила свой район и собирала деньги… Мы говорили, что Советская власть может забрать церковь, если ее не отремонтируем. Последнее волновало верующих, и они больше давали… Жалования сборщицам регулярно не платили, а выдавали пособия…». За короткое время было собрано более трех тысяч рублей, но ремонт храма произвести так и не удалось. В распоряжении уполномоченного группы СО Ялтинского районного отделения ГПУ Крыма Сигаева «оказались» материалы, изобличающие священника Николая Царенко в том, что он «устраивал нелегальные совещания, на которых обсуждали вопросы не только церковного характера, но и политического, вырабатывали формы и методы агитации среди верующих с целью возбудить в верующих недовольство на Советскую власть… использовали сборища для агитации среди крестьян против коллективизации сельского хозяйства… т.е. в преступлениях предусмотренных статьей 58-10 УК». Когда в феврале 1930 года в ялтинских органах безопасности возникло «дело №15 по обвинению гр-на Царенко и примыкающей к нему группы бывших людей в контрреволюционной пропаганде и антисоветской агитации» и священник был арестован, на его защиту подняться уже было некому. Верующих осталось мало, и самые стойкие и бесстрашные из них были арестованы вместе с батюшкой.

30 декабря 1931 года местная община вновь заключила договор с Райисполкомом о бессрочном и бесплатном пользовании храмом Архангела Михаила. Но уже меньше чем через 2 месяца, а именно 12 февраля 1932 года был засвидетельствован акт о техническом состоянии храма. Община храма была вынуждена написать заявление о невозможности восстановления храма после землетрясения. 12 ноября 1932 года на основании заключения технической комиссии о непригодности здания, ввиду его разрушенности, церковь Архангела Михаила постановили ликвидировать. Также комиссией было решено предложить Ялтинскому РИКу здание церкви разобрать с использованием строительного материала.

Вскоре после того как храм закрыли, в помещении храма разместилась торговая база алупкинского Горторга. Зальное пространство было разбито перегородками на мелкие отсеки под склады; фасад и территория обезображены складскими постройками и захламлены. Пятиглавка была беспощадно сброшена на землю как и на многих других храмах того времени. В таком положении храм пребывал 60 лет.

Возрождение святыни 

В начале 90-х годов уже прошлого века здание храма Архангеле Михаила было возвращено православной церкви. Был назначен священник Валерий Бояринцев, которому предстояло возглавить, организовать и провести грандиозные работы по восстановлению оскверненной святыни.

обвал южного алтаря-1Самой безопасной частью здания был подвал, потому именно там и начались богослужения. Но и здесь стояли постоянные лужи, т.к. крыша сгнила от времени. С покрытия новой крыши начались восстановительные работы.  После устранения обвала свода южного алтаря богослужения продолжились в южном пределе храма. Здесь пришлось сделать пол, перебрать всю изуродованную трещинами южную стену храма, отштукатурить имевшуюся перегородку и стены – привести в доступный для служения вид это отвоеванное пространство. Тогда же был заказан проект реконструкции храма. После окончательного освобождения храма Горторгом в 1994 году начинается обустройство территории: создание подпорных  стен с южной стороны,  прочистка дренажной системы, замена и создание новых водопроводных и канализационных сетей. В дальнейшем строится бетонная стена по крутой лестнице – западной границе храма, бетонной стеной ограничивается территория с востока, открывается главный вход в храм и обустраивается притвор, организуется проход  в южный служебный предел.

24n2С 1996 года начинается создание материальной базы для осуществления проекта реконструкции храма: строительство помещений для размещения рабочих и паломников-жертвователей. Создаются столярная и слесарная мастерские, а также гаражи строительной и транспортной техники.  Вскоре заказывается проект и строится «Приходской Центр» с квартирой священника. В 2002 году создается проект усиления конструкции в дополнение к имеющемуся. В отличие от предыдущего проект предполагал не разборку здания сверху до опорных колон, а усиление конструкций путем армирования внутренних поверхностей с их последующим торкретированием; далее предполагалась связка внутренних поверхностей с несущими столбами в условиях повышенной сейсмики.

Рис. 26. Каркасы куполовПрежде всего было произведено усиление подпружных арок. Снималась прежняя штукатурка; по всей поверхности нарубались шпонки; трещины и повреждения расчищались и замоноличивались; затем поверхности армировались и торкретировались в несколько слоев поэтапно. Опорный пояс по периметру купола устраивался по отметке верха подпружных арок поэтапно: метр за метром, после набора прочности предыдущего участка. Работы по усилению купола производились аналогично и на этом этапе производилось анкерение опор будущих малых главок  и центральной главы храма.  В 2005 году завершились антисейсмические укрепления не только зального пространства, но и подвала, четвериков подкупольного пространства, а также колокольни.

трещины свода и стен северного пределаПосле торкретирования были установлены тяги-скрепы пилонов со стенами. В 2006 году начинается строительство пятиглавки. Эта работа представлялась нереальной приходу по сметной стоимости столичных фирм и оказалась доступной с Божьей помощью, в исполнении строительной бригады Александра Ткача посредством простого подъемника, лебедки, рельсов и тачки для подачи бетона наверх  (без подъемного крана и вертолета).

ãîòîâûå áàðàáàíû è ïåðâàÿ ìàëàÿ ãëàâêàБыл усилен фундамент центрального барабана, установлена арматура полостей и опалубка барабанов с их последующей заливкой керамзитобетоном для облегчения конструкции. Под центральную главу делался свой «пол» с закладными 24 ферм купола. Фермы разрезались пополам на земле, поднимались вручную и сваривались перед установкой на верхней площадке. Устанавливались по месту с помощью блока на несущем столбе. Перед облицовкой купола устанавливали 59центральный крест (в день его освящения).  Крест поднимали вручную; для установки к несущему столбу был приварен шест с блоком; установке мешал подкупольный шар и приходилось устанавливать крест в гнездо, одновременно отваривая установочный шест под куполом одного только небесного свода. Последующие кровельные работы делались наверху; фермы куполов обрештовывались деревом, к которому крепился «булат» – нержавеющая сталь с нитрититановым покрытием  «под золото».В 2007 году была сооружена колокольня, которая по проекту храма не предполагалась. Но фундамент под колокольню сохранился. Был возведен железобетонный ярус; на земле сварены шатер, барабан и купол; все это обрештовано деревом; шатер был покрыт медью, барабан и окошки шатра – металлом «ranilla»,  купол – «булатом». Установка проводилась высотным краном поочередно: шатер, барабан с главкой, и, наконец, поднимали крест в специально сваренной люльке.

øàòåð ïëûâåò íàä çåìëåé

Устанавливали и монтировали эти части уже на высоте. В 2008 году были заказаны и в дальнейшем установлены на колокольне новые колокола. были подвешены и зазвонили новые колокола.IMG_1138 В этом же году были разобраны все внутренние перегородки: центрального алтаря, северного и южного алтарей и перегородка центрального входа. Произведена штукатурка всех поверхностей храма с их последующей шпаклевкой под монументальную роспись.В 2009 году была сделана стяжка пола и его плиточное покрытие; сделаны внутренние центральные двери и двери клироса. Началась роспись храма по ранее созданному проекту.

Копия (2) IMG_3362К 2011 году был расписан центральный алтарь и купол, а также заказан проект нового иконостаса; обустроены мебелью церковная лавка, книжный склад и ризничная; окончена штукатурка колокольни.В этом же году была переделана система отопления храма   В 2012 году начались реставрационные фасадные работы  южной стороны храма декоративно-отделочным материалом «Bayramix». Осенью 2013 года был сделан пол в подвальном помещении храма. В январе 2014 года была произведена штукатурка откосов светового барабана.   19 января 2014 года, в праздник Крещения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, у главных восточных ворот храма был установлен и освещен монументальный крест. В феврале 2014 года на глубине 8 метров под землей была расчищена дренажная галерея длинной 40 метров. Размер тоннеля 80 на 150 см. IMG_7939Этот тоннель, располагающийся вдоль северной стены храма,  был создан еще при строительстве церкви в начале 20 века. Благодаря ему происходит дренаж подземных вод под фундаментом храма, тем самым обеспечивается надежная защита от появления и развития оползня. В годы советской власти этот тоннель использовался как мусорная яма. В марте 2014 года началась штукатурка и внешняя отделка западной стороны храма. Реставрация продолжается…..и требуется ещё много усилий и молитв для её завершения.

Рассматривая историю храма Архангела Михаила, нельзя отделять первый храм от второго, так как они неразрывно связаны не только исторически, но в первую очередь духовно. На протяжении 175 лет всей своей истории, храм Архангела Михаила претерпел последствия многих бедствий. Бедствия проявлялись как в геологическом аспекте, так и в результате революции и 3-х крупнейших войн. На разных исторических этапах приходской общине приходилось преодолевать большие трудности, но можно смело сказать, что храм Архангела Михаила, на протяжении всей его истории, являлся центром культурной, духовной и общественной жизни. Именно на площадке храма встречались представители разных социальных слоев общества, для которых центральное место в их жизни занимал храм и Божественная Литургия.  Два настоятеля храма – священник Владимир Троепольский и протоиерей Николай Царенко – закончили свою жизнь мученически в годы богоборческой советской власти, а некоторые прихожане, не побоявшихся защищать храм даже перед лицом смерти, явились исповедниками, а теперь служат  непоколебимой опорой  в жизни прихода и трудах по восстановлению святыни.

Комментирование запрещено